Албит » Иҗат » «Пришлый» в Варанаси: как встретили татарский театр в священном городе для индусов?
17/02/2019

«Пришлый» в Варанаси: как встретили татарский театр в священном городе для индусов?

Ильфир Якупов о том, как выглядит театральный зритель в Индии, полцентнере картошки на спектакль и вопросах индийцев для Бикчантаева

Труппа театра им. Камала на этой неделе вернулась из Дели, где со спектаклем «Пришлый» Фарида Бикчантаева по пьесе Сюмбель Гаффаровой принимал участие в большом театральном фестивале, показав свою работу зрителям в индийской столице и священном для местных жителей городе Варанаси. Новоиспеченный лауреат премии им. Мусы Джалиля директор театра Ильфир Якупов рассказал читателям «БИЗНЕС Online» о своих впечатлениях от поездки, встрече с земляками за тысячи километров и менталитете индийцев.

«ФЕСТИВАЛЬ — ЭТО НЕ ПРОСТО ПОЕХАЛ, ПРИНЯЛ УЧАСТИЕ И ПРИЕХАЛ…»

История нашей поездки в Индию началась с общения с Олегом Лоевским — другом всех театральных деятелей Татарстана. Он рассказал нам, что в Германии живет такой татарин Рустем Ахметшин и занимается театральными проектами. Мы познакомились с Рустемом, как оказалось, к обоюдной выгоде.

У Ахметшина были контакты со школой драматического театрального искусства в Дели, одной из крупнейших подобных в стране, финансируемой министерством культуры Индии. В этом году они проводили уже 20-й по счету фестиваль, кстати, его начинал Питер Брук — принимал участие в самом первом. Сюда приезжали многие интересные спектакли и театральные деятели со всего мира.

Так вот, Ахметшин участвовал в индийском фестивале со своей труппой из Германии. Приехал к нам в Казань, посмотрел наши спектакли на основной сцене и в малом зале, естественно, что-то советовал, а через год сказал: «Есть такой фестиваль в Индии. Сможете приехать?» Конечно, мы ответили: «Давайте попробуем. Почему бы и нет?» Участие в подобных фестивалях — это очень важно для татарского театра… Кстати, у нас в уставе записано, что мы играем только на татарском языке, а это зачастую привлекает организаторов — все-таки настоящая экзотика.

 

В общем, мы согласились — в ноябре 2018-го получили приглашение, дали положительный ответ, написали письмо президенту Татарстана с информацией о том, что необходимо для поездки…

А декорацию нашего спектакля «Пришлый» сделала сама индийская сторона. Мы написали, что, конечно, могли бы арендовать контейнер, отправить его морями, океанами, как это сделали в 2010 году, когда гастролировали в Колумбии. Три месяца туда, три месяца обратно.

Но на этот раз сроки были очень сжатыми, поэтому организаторы решили изготовить декорации сами. Мы отправили техзадание, все материалы, чертежи… Это все у нас есть, мы даже для этого перевели документы в электронный формат (существуют такие специальные чертежные программы).

Интересно, что когда занимаешься чем-то подобным, то уже думаешь: можно ведь это использовать непосредственно и в стационарном спектакле. Фестиваль — это не просто поехал, принял участие и приехал, нужно уметь из этого процесса работы взять какие-то интересные и полезные вещи непосредственно в «стационар». Все возможности есть, просто нет иногда сообразительности, кругозора — если сидишь на одном месте и работаешь в кабинете, то многого не видишь. Нужно модернизироваться, осовремениваться, не останавливаться…

«ИНДУСЫ ВНУТРЕННЕ БОГАТЫ, ОНИ НЕ РАБЫ ЧЕГО-ЛИБО, ОНИ РАБЫ САМИХ СЕБЯ»

В общем, естественно, мы поехали. Спасибо Рустаму Нургалиевичу! Мы подготовили ему благодарственное письмо. По итогам показов «Пришлого» вышли статьи на хинди и английском языках в газетах. Мы связывались с посольством России в Индии — его представители тоже пришли посмотреть. Был большой интерес! Тем более что свои национальные театры даже не все россияне видели, и для них наш театр был открытием. Среди зрителей были бывшие жители Альметьевска, которые сейчас живут в Индии. Я не уточнял, кем они работают, но эти люди помнят Фарида Бикчантаева, говорили нашему главному режиссеру: «Мы ваши спектакли смотрели в Альметьевске, когда были молодыми». То есть мир, оказывается, большой, но в то же время маленький… Было очень интересно!

У данного фестиваля очень интересный прием, я взял его на заметку: некоторых зарубежных участников отправляют из столицы в какой-то из городов Индии. Мы поехали в Варанаси. Это правильно и интересно. Можно взять это на вооружение для «Науруза» или «Ремесла». К примеру, есть Атнинский театр — единственный государственный театр, расположенный в сельской местности, Буинский театр… То есть наши участники могут увидеть не только Казань, но и другие местности, поработать для нового зрителя. Приезжает, допустим, венгерский или румынский театр. Если ему подходит сцена, то можно привезти их в Атню или Буинск, показать местному населению, что бывает и такой театр.

Варанаси — это город святых, один из древнейших городов земного шара, история которого началась задолго до нашей эры. Если у мусульман есть Мекка, то у индусов — Варанаси. Туда приезжают умирать старые люди. Мы в Индийский океан не окунались, но проплыли по реке Ганг. В Варанаси своя специфика: народ интересный, атмосфера города любопытная. Люди живут сегодняшним днем и не стремятся к какому-то богатству, какому-то комфорту. Допустим, идешь по Москве или Питеру— красивая архитектура: высокие дома, все блестит, а там этого нет. Мы сейчас потихоньку возвращаемся мыслями из поездки в Казань, видим, что есть у нас, и сравниваем: действительно, индусы внутренне богаты, они не рабы чего-либо, они рабы самих себя … Мы же куда-то стремимся, чего-то хотим добиться, что-то взять… У них совсем этого нет. И эта атмосфера распространяется на всех-всех-всех людей города. Я не увидел злости, пренебрежения. Нас предупреждали: «Будьте осторожны». Но этого мы не увидели. Да, грязно… А где не грязно?

Во время спектакля в зрительном зале большинство мужчин, а у нас — наоборот. Реакция во время спектакля (были титры на английском языке): где нужно смеяться — смеются; где надо грустить — грустят. Я чувствовал понимание.

После спектакля зрители нам говорили: «Мы нечасто смотрели на перевод, через игру артистов уже было все понятно. На перевод чуть-чуть посматривали…» После показа в Варанаси подбежали индийские студенты, которых я перевел на Бикчантаева, потом мы сидели и обсуждали. У них был вопрос о том, по каким театральным школам мы работаем. У них есть своя, индийская… Фарид Рафкатович рассказывал про систему Станиславского, конечно, они про это спрашивали, про другие системы… Бикчантаев объяснял систему Михаила Чехова, о том, что каждый режиссер и педагог все равно синтезируют несколько систем. Зал в Варанаси был на 800 мест, хотя сама сцена небольшая и похожа на малый зал в театре им. Камала.

«ЕСЛИ ПОСЧИТАТЬ, СКОЛЬКО КИЛОГРАММОВ КАРТОШКИ МЫ ПОТРАТИЛИ ЗА ВРЕМЯ ЖИЗНИ «ПРИШЛОГО»…»

В Дели был более сдержанный прием — все-таки столица. В Варанаси народ более раскрепощенный, активный, интересующийся, как и у нас здесь, в принципе. Психология людей в столице и периферии — одно и то же. Мы видели две мечети в Варанаси. Ислам и индуизм там вместе, никто никому не мешает, все нормально.

Что касается работы местных театральных технарей, то, в принципе, они не говорили нет на наши предложения, предоставляли все вовремя. Тут же главное — это все объяснить: общение идет через переводчиков, это, естественно, занимает какое-то время. Конечно, мы требовали, чтобы было максимально так, как нам нужно для спектакля, изначально объясняли хозяевам: «Ваш зритель увидит это. Вы продали ему билеты, поэтому давайте сделаем красиво». В Дели, как только мы приехали, сразу встретились с технической группой, прошлись по списку того, что нам нужно, решили все вопросы: свет, звук, декорации, реквизиты…

Допустим, мы же не везем картошку из Казани, а нам нужно на каждый показ «Пришлого» 50 килограммов. То же самое по декорациям, мы спросили: «Из Дели поедут декорации в Варанаси?» Индийцы ответили: «Нет, это дороже. Там сделают отдельно». Таким образом, на спектакль «Пришлый» у нас сделано пять декораций: в театре им. Камала, в Республике Саха (Якутия) (там у нас были гастроли), Нанкине (Китай) — туда мы ездили туда в декабре, а теперь еще и в Дели и Варанаси. А если посчитать, сколько килограммов картошки мы потратили за время жизни «Пришлого»…

В Дели посольство России нам также организовало экскурсию — мы посетили несколько памятников культуры. В одном из монастырей в Дели мы увидели группу школьников — они прилепились к нам: мы здоровались, фотографировались… Им было очень интересно. И они открытые… Это было нечто! Просто поразились! Они подбегают, разговаривают, здороваются. Это тоже их менталитет, они выросли в этой атмосфере.

Меня иногда спрашивают, почему именно у спектакля «Пришлый» Бикчантаева такая активная фестивальная биография? Дело в том, что на каждом фестивале и каждом выезде есть какие-то есть ограничения. И сцены не такие большие, как у нас, а тут нужно, чтобы и декорация поместилась, и артисты. Допустим, «Голубую шаль» на этих сценах невозможно было бы сыграть из-за большого количества задействованных артистов. Так что Ахметшин сразу сказал, что самым оптимальным будет именно этот спектакль, он может войти на любую сцену, в том числе и в городе Варанаси. Да и история в пьесе Сюмбель Гаффаровой универсальная, касающаяся всех нас.

Ильфир Якупов

Сәхифә: Иҗат    Тамгалар: ,

Әлегә фикерләр юк

Фикерегез

Эзләү


Язылу

Календарь

Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Рәсемнәр

mr-kofe_ 2_2 sombel2 6_2 sl-18 t11

Сандык